Что мешает ребенку научиться читать.

Взрослому человеку трудно в это поверить, но самую большую трудность при обучении чтению создаем ребенку мы, взрослые. Вернее, наше утверждение, что буква и звук - это почти одно и то же. На самом деле это совсем не так. Так случилось, что уже давно в науку о звуках вкралась одна большая, серьезная теоретическая ошибка. Казалось бы, вопрос затрагивает прежде всего фонетическую теорию, а ребенка эта теория поначалу и не должна касаться. Однако на практике речь идет о восприятии ребенка, то есть о том, как он слышит устную речь, и что он соответственно понимает (или не понимает!) о речи письменной.

Когда мы, взрослые, говорим с ребенком о звуках, то мы и ребенок под самим словом "звук" имеем ввиду совершенно разные вещи.

Абсолютно все маленькие дети с самого начала утверждают, что слово, например, МАСКА начинается со звука МА, а слово МУХА начинается со звука МУ.
Мы, взрослые, тут же кидаемся объяснять ребенку, что оба этих слова начинаются с одного и того же звука М, рассказываем ему, что звук этот согласный, и что к нему надо прибавлять гласные звуки А или У, чтобы получился слог МА или МУ - то есть мы тут же начинаем теоретизировать, выкладывать перед малышом самые что ни на есть абстрактные обобщения, и ребенок вконец запутывается. Просто обязан запутаться, ибо обобщения наши изначально ошибочны.

На самом деле ребенок прав: слово МУХА действительно начинается со звука МУ, а в слове МАСКА действительно нет ни одного звука М и ни одного звука А. Как бы мы, взрослые, с этим ни спорили.

Дело в том, что каждый звук речи имеет две основные характеристики: артикуляционную и вокальную. Именно эти две характеристики записываются буквами, но не звуки. Артикуляционная характеристика показывает, какие органы речи (губы, язык, задний язычок, гортань) создают препятствие на пути выдыхаемого воздуха. На латыни эта артикуляционная характеристика называется "консонант", по-русски мы называем ее "согласный звук". Другая характеристика, вокальная, показывает, какую "округлость" принимает произносимый звук. Латинское слово "вокал" по-русски мы называем "гласный звук".
Замечаете ошибку? Понятна ли вам разница между словами "характеристика звука" и "звук"?


Характеристика - это всегда некое условное обобщение, характерный признак, отвлеченное понятие. Характеристику невозможно выговорить вслух, ей можно лишь дать название. "Эм", или "мэ", или "мыслете" (так называлась буква М в средние века). Назовите ее хоть "миска", только воду в нее не наливайте - название условного понятия может быть любым. А вот реальный звук от названия его условной характеристики измениться не может.

Еще сто лет назад в России, чтобы записать звук М в слове, например, ДОМ, в конце этого слова писали гласную букву "еръ" (ДОМЪ). Это сейчас она у нас называется "твердый знак" и применяется лишь как знак разделительный. А сто лет назад она считалась гласной буквой, и написать звук МЪ без этой "нулевой огласовки" считалось верхом безграмотности. Таким образом, то, что мы сегодня преподносим детям как "согласный звук М", на самом деле является лишь частью звука, его согласной половинкой. Все современные ссылки нынешних авторов на К.Д.Ушинского не имеют под собой ни малейшей почвы, ибо Ушинский говорил о фонетическом анализе речи, необходимым элементом которого в ряду прочих элементов анализа являлась гласная фонема Ъ.
После Октябрьской революции в России произошла реформа письменности и, соответственно, реформа грамматики. Кто-то из новых редакторов, назначенных в науку от Наркомпроса, не понял латинского слова "фонема" - характеристика звука. Не поняв сам, он нашел его слишком трудным и для детского восприятия. Из самых благих побуждений сделать обучение более легким, он стал во всех учебниках и справочниках заменять это непонятное латинское слово на вроде бы понятное русское слово "звук". Кто конкретно это был - это не важно, мы не станем сейчас поименно вспоминать десятки советских педагогических деятелей. Важно другое. Современные специалисты образования - методисты, учителя, логопеды - сегодня искренне и всерьез верят во многие несуразные догмы, усвоенные ими в советских и постсоветских учебниках. Скажи сейчас логопедам, например, что развивать ребенку фонематический слух невозможно, ибо фонема есть условность, которую нельзя ни произнести, ни услышать - многие логопеды воспримут такое заявление как личное оскорбление! И они будут, будут развивать ребенку несуществующий фонематический слух, портя при этом слух обычный - потому что так рекомендуют делать программы и учебники советских времен. И они ни за что не захотят соглашаться с утверждением, что они заставляют ребенка вместо звуков отыскивать в словах лишь их половинки.

- Но ведь это абсурд, - скажете Вы, - половинок звука не бывает, половинку звука невозможно выговорить!

Вот именно. Именно поэтому дети долго не могут понять, каким же образом мы, взрослые, в слове МАСКА или МУХА вдруг выискали звук МЪ.
Целые армии методистов, логопедов, учителей занимаются тем, что учат ребенка в слове
МУХА вытягивать губы трубочкой вперед только после того, как он выговорит звук М - чтобы научить ребенка разделять М и У.  И потом столь же долго учат соединять обратно.

- Вот смотри, смотри на мои губы внимательно! В слове МУХА сначала мы говорим звук ММММММ, а лишь потом произносим звук УУУУУУУУУ. И этот первый звук, который  ММММММ, называется согласным, потому что он короткий, он не тянется. А гласные звуки - они тянутся долго. УУУУУУУУУ. Чувствуешь разницу?

Ну как ребенок может понять весь этот абсурд?  И как сам учитель при этом не понимает, что он совершенно откровенно подменяет одни звуки другими? Как он сам не слышит, что тянет МММММММ ровно так же, как и УУУУУУУУУ? Вероятно это и есть проявление испорченного обычного слуха, результат многолетнего развития слуха фонематического.

Весь этот несуразный процесс очень подробно и наглядно описан в двух статьях Л.Е.Журовой, опубликованных издательством "Педагогика" еще в 1978 году, то есть в самые застойные советские времена.
http://www.detskiysad.ru/ucheba/gramota005.html
http://www.detskiysad.ru/ucheba/gramota006.html
Из этих статей видно, что дети упорно не желают разделять надвое сочетание "согласная плюс гласная". Автор многократно упоминает, что все дети при звуковом анализе слов допускают совершенно однотипные "ошибки" и рассматривают МУ как нераздельную звуковую единицу. Однако автор при этом столь же упорно не желает  на основании практических наблюдений усомниться в истинности принятой теории, и изобретает десятки способов и приемчиков, чтобы привести ребенка к запланированному результату. "К семнадцатому занятию, - пишет Л.Е.Журова, - в результате проведенных упражнений дети наконец-то оказываются способны правильно составлять звуковые схемы слов".
Семнадцать (!!) занятий понадобилось учителю, чтобы испортить детям врожденный речевой слух. Увы, запланированный результат для наших педагогов оказывается важнее, чем мнение самих детей. Взрослые следуют указаниям учебника, а не логике и восприятию ребенка.

Надо сказать, наши дети довольно умные, коли они нас в конце концов понимают. Западные дети подобные теоретические выверты понимают намного хуже. Среди американцев, англичан, французов и немцев примерно каждый пятнадцатый взрослый (!) так и не научился читать - это официальная статистика Запада.


Заметим, что по утвержденной программе все эти объяснения про гласные и согласные звуки преподносятся ребенку еще ДО ТОГО, как он научился читать, то есть когда он еще не понимает, что обозначает буква, и не знает, сколькими буквами записывается то или иное слово. А ведь каждому звуку кроме двух основных характеристик "артикуляция" и "голос" можно было бы дать еще дополнительные характеристики, например "длина звука", "высота звука", "громкость звука", и все эти характеристики можно было бы записать специальными значками, то есть буквами. Что же, и эти буквы надо было бы называть "звук"?

Заметим также, что звуки А или У, взятые отдельно или в начале слова (АХ, УХО, УТКА, АИСТ) тоже имеют согласную характеристику. Мы произносим эти звуки либо свободно выдыхая воздух, либо с тихим коротким щелчком в гортани. Свободный выдох или гортанный щелчок - это две разные согласные характеристики, и в некоторых странах Востока они обозначаются двумя разными согласными буквами. И хотя наш российский малыш не обязан знакомиться с восточными буквами - но он-то об этом еще не знает, по какой науке его собираются учить, по восточной или по западной. Он еще не знает, что его российские учителя договорились обходиться без этих букв. И он даже догадаться не может, что взрослые вообще не считают гортанный щелчок речевым звуком. Сам он, малыш, этот щелчок очень отчетливо произносит, и столь же отчетливо слышит в речи взрослых людей.

И потому для маленького ребенка это полный абсурд, когда мы, взрослые, утверждаем, что звук А - гласный. Он не более гласный, чем звук Я, начинающийся с согласной "половинки" Й, или звук МА, начинающийся с согласной "половинки" М. Взрослые при этом демонстрируют изумительную настойчивость и изобретательность в обосновании своего абсурда. Чего стоит одно лишь сравнение у Н.Зайцева  гласных звуков с золотом, которое звенит будто бы длиннее, чем железо. Поразительно, как сами взрослые способны без толики сомнения в такие образы верить.


Ну вот, скажете Вы, а как же учить ребенка чтению? Как же не объяснять ребенку про гласные и согласные? Как же обойтись без рисования красненьких-зелененьких-синеньких кружочков? Как же не грохотать золотыми-железными-деревянными кубиками?

Да очень просто! Не надо спорить с ребенком, когда он говорит, что слово МАСКА начинается со звука МА. Надо наконец научиться слушать самого ребенка, и научиться верить ему, а не учебникам. Надо просто согласиться с ребенком, что есть звук МА, и что этот звук нельзя разделить устно на две половинки. И нужно тут же объяснить ребенку, что один звук МА записывается двумя буквами - М и А.
Чувствуете разницу?

P.S.:
Нет, мы не призываем отказаться от традиционного фонемо-буквенного анализа. Этот этап ребенок действительно должен обязательно пройти, после того, как уже научился читать, и после того, как уже понял, что такое буквы и как они применяются при письме. Но мы призываем исправить учебники и справочники, в которых фонемо-буквенный анализ ошибочно называется звуковым. Мы призываем еще до обучения чтению, перед буквенным анализом, делать с ребенком анализ звуковой, настоящий.
В слове МАМА два звука — МА, МА

В слове МАСКА три звука — МА, С, КА
В слове КОТ два звука
КО, Т
В слове СТУЛ три звук
а — С, ТУ, Л
- именно так, как начинают анализировать устную речь все дети.
И мы призываем не забывать, что звук МА — это мельчайшая звуковая единица речи, разделить которую на М и А можно лишь письменно, по буквам, но не устно.

 


Почему дети не могут в устном слове МАМА

найти ни одного звука М и ни одного звука А.


(Теоретическое обоснование к Ребус-методу - обучение чтению с помощью слоговых пиктограмм)


Традиционные методики обучения чтению начинаются с фонемо-буквенного анализа. Основные элементы этого анализа — разделение слов на слоги (МАС-КА) и определение буквенного состава слова (М-А-С-К-А). Знание, что слово МАСКА начинается с согласного звука М и заканчивается гласным звуком А, считается необходимым условием готовности ребенка к поступлению в первый класс. При этом учителя уравнивают понятия «фонема» и «звук» и утверждают, что «буква и звук — это почти одно и то же, только звуки мы слышим, а буквы пишем». По нашему мнению, именно в этом утверждении заключается причина, из-за которой дети испытывают проблемы при обучении чтению.


Чтобы понять, почему вследствие этого утверждения дети испытывают столь много трудностей, взрослые должны прежде всего самим себе уяснить разницу между четырьмя основными понятиями фонетики: буква, фонема, звук, слог. Мы заранее предупреждаем наших читателей, что приведенные ниже теоретические позиции во многом разнятся с основами принятой на сегодняшний день теории.

Нет, мы не предлагаем объяснять теорию детям. Но мы настаиваем, чтобы взрослые эту теорию поняли сами. Это важно.


И еще мы хотим сразу предупредить наших читателей, что мы ни в коей мере не противоречим принципам аналитико-синтетического метода, как это может показаться на первый взгляд. В нашем Ребус-методе и в Звуковом методе мы так же, как и традиционный аналитико-синтетический метод, с самого начала учим ребенка делить слова на звуки, а затем учим ребенка соединять звуки в слова. В данной статье мы лишь хотим уточнить, что в школе сегодня вместо реальных речевых звуков учителя предлагают детям работать с абстрактными величинами, с буквами и с фонемами, условную природу которых еще не умеющие читать дети понять не могут. Когда взрослый говорит с ребенком о звуках, то они оба, ребенок и взрослый, понимают под словом "звук" совершенно разные вещи. Об этом и пойдет речь ниже.





  • Звук речи является реальной величиной и от человеческого сговора не зависит, а также не зависит от количества, размера и формы графических знаков, с помощью которых звук записывается. Это значит, что, в зависимости от оговоренных людьми правил, один и тот же речевой звук может быть записан одним, двумя, или даже сотней графических знаков, в виде букв, иероглифов, пиктограмм, цифр и прочих знаков, в строчку, в столбик, лесенкой, вразброс — звук устной речи при этом ни своей величины, ни артикуляторных признаков не теряет и не меняет. Несмотря на то, что в разных странах мира приняты разные правила и разные способы записи звуков, маленькие дети, с этими правилами еще не знакомые, во всем мире воспринимают звуки одинаково. Звук МЪ, звук А, звук МА и т.п. Именно так воспринимаются речевые звуки детьми - как две неотъемлемые друг от друга части, где гласная часть (голос, вокал)  без согласной части (артикуляция, консонант) существовать не может. Мы написали сейчас каждый звук двухступенчато, чтобы подчеркнуть придаточный характер гласной части к согласной части звука.

    Звук — это мельчайшая (т.е. в устной речи далее не делимая) речевая единица. В отличие от букв и от фонем, звук не может быть ни гласным, ни согласным. Каждый звук речи можно условно (условно, не реально!) разделить на две фонемы, то есть дать ему согласную и гласную характеристики.



  • Фонема — условная звуковая величина, приблизительно характеризующая согласные и гласные признаки реального речевого звука. Каждому звуку можно дать две характеристики. Например, в неделимом звуке МА можно условно выделить согласный признакМ и гласный признак А. При этом сам признак (характеристика, фонема) не является реальной единицей речи, он является абстракцией, умозрительной придумкой людей. Люди придумали фонемы, чтобы классифицировать и группировать реальные речевые звуки по некоторым приблизительно схожим признакам. Характеристику-фонему невозможно произнести вслух, можно лишь назвать ее условное имя. Фонема «эМ», или «Мэ», или «М»  - суть характеристики от произнесенного названия не меняется.

  • Буква — один из видов графических знаков, применяемых для письма. В Европе буквами обозначаются не реальные звуки речи, а условные характеристики звуков, фонемы. Как и фонемы, европейские буквы подразделяются на гласные и согласные. Каждая буква сама по себе является лишь условной единицей, то есть полностью обусловлена сговором людей.

    Графические знаки, применяемые на Востоке (например, арабские буквы, еврейские буквы, древнешумерские пиктограммы, японские иероглифы и пр.), в отличие от европейских букв содержат в себе целый звук, то есть сразу две фонемы, согласную и гласную. Европейцы ошибочно называют восточные азбуки слоговыми, хотя к слогам они имеют лишь частичное отношение - в них есть звуки типа МА, МУ, МИ, КА, КУ, КИ (записываются одним неделимым знаком), но есть также и М, и К, что не является слогом.

    Количество букв, применяемых для записи одного и того же звука в разных азбуках, может быть разным. Так, например, в иврите для обозначения звука ША применяется всего одна буква ש, в русской азбуке две буквы ША, в английской три буквы SHA и в немецкой четыре буквы SCHA. Чем мельче «звуковое содержание» графических знаков, тем выше оказывается степень их условности, и именно эту условность не могут понять маленькие дети на начальных этапах обучения чтению. Например, в азбуке Морзе применяется лишь два знака, точка и тире - казалось бы, куда уж проще! Но степень условности азбуки Морзе еще выше, чем степень условности европейских азбук, и потому для понимания маленьких детей азбука Морзе практически недоступна.

  • Слог — ритмическая единица устной речи, которая при письме никакими отдельными знаками не помечается. Так как ритмичность речи относится к категории ощущений, а не правил, то ни в одном учебнике или справочнике нет точного определения, как на слух вычислить размер и границы слога. Не удивительно, что даже старшеклассники часто ошибаются при переносе слов со строки на строку. «Слог вмещает в себя один или более звуков и произносится одним толчком воздуха» - говорится в учебниках. Толкнуть воздух можно по-разному. В классических школьных учебниках, например, учат делить слова на слоги МАС-КА или МОС-КВА. Однако на кафедре начальных классов Института Детства (петербургский педагогический университет им.Герцена) студентов сегодня учат иному: «Если эти слова громко скандировать, почти крича, да еще и хором, то получится МА-СКА и МО-СКВА».  В европейской письменной речи каждый слог содержит обязательно одну гласную букву. Дети, еще не умеющие читать и потому еще не знающие, сколько гласных букв должно быть в том или ином слове, правильно разделить слово на слоги затрудняются. Ведь в русской устной речи допускается удлинение или укорачивание гласных, или даже полное сглатывание безударных (МЛОКО, КРОВА, ТЫРАКТР), смысл слов от этого не изменяется.


Для иллюстрации названных определений мы приводим в виде таблицы ряд примеров. Комментарии к таблице даны ниже, под таблицей.


слово

буквы

слоги

фонемы

звуки

МЫ

2 буквы

1 слог

2 фонемы        М   Ы

1 звук         МЫ

В

1 буква

0 слогов

2 фонемы        В  Ъ

1 звук         ВЪ

У

1 буква

1 слог

2 фонемы        ▒  У

1 звук          У

Я

1 буква

1 слог

2 фонемы        Й  Я

1 звук          ЙЯ

ОН

2 буквы

1 слог

4 фонемы        ▒  О  Н  Ъ

2 звука         О  НЪ

ЮЛА

3 буквы

2 слога

4 фонемы        Й  Ю  Л  А

2 звука         ЙЮ  ЛА

ЧАС

3 буквы

1 слог

4 фонемы        Ч   Я  С  Ъ

2 звука         ЧЯ  СЪ

МАМА

4 буквы

2 слога

4 фонемы        М  А  М  А

2 звука         МА  МА

СТОЛ

4 буквы

1 слог

6 фонем         С   Ъ  Т  О  Л  Ъ

3 звука         СЪ  ТО  ЛЪ

МАСКА

5 букв

2 слога

6 фонем         М   А  С  Ъ  К  А

3 звука          МА   СЪ  КА

МЕСЯЦ

5 букв

2 слога

6 фонем         М  Е  С  Я  Ц  Ъ

3 звука          МЕ  СЯ   ЦЪ

ОДЕЯЛО

6 букв

4 слога

8 фонем       ▒  О  Д  Е  Й  Я  Л  О

4 звука       О  ДЕ  ЙЯ  ЛО

ТРАКТОР

7 букв

2 слога

10 фонем      Т Ъ Р А К Ъ Т О Р Ъ

5 звуков   ТЪ РА КЪ ТО РЪ

НОЧЬ

4 буквы

1 слог

4 фонемы        Н  О  Ч  Ь

2 звука           НО  ЧЬ

НОЧКА

5 букв

2 слога

6 фонем           Н   О  Ч  Ь  К  А

3 звука           НО  ЧЬ  КА


Комментарии:


  • Звук МЫ имеет согласную характеристику (= согласную фонему) М и гласную характеристику (= гласную фонему) Ы.

    В слове МЫ один звук полностью совпадает с одним слогом и с целым словом.

  • Звук ВЪ имеет твердую гласную характеристику, которая по современным правилам русского языка при письме не обозначается, пишется просто В. 

    Заметим, что буква "еръ" Ъкак обозначение гласной фонемы присутствовала в русской письменности вплоть до 20-х годов ХХ века. После революции в России  буква Ъ была волевым декретом власти отменена - мол, «пролетариату не нужны условности, тем более которые не произносятся». По подсчётам Л.В.Успенского, до реформы правописания «бесполезный» Ъ занимал примерно 4% объёма текста, и во всей стране на него ежегодно уходило около 8,5 млн «лишних» страниц. Так в силу политических и экономических мотивов Народный комиссариат просвещения "упростил" основы русской фонетики. Весь современный аналитико-синтетический метод обучения чтению оказался в России построен  без учета гласной фонемы Ъ.

  • В звуке У согласная фонема характеризует либо

    а) свободный выдох, при котором поток воздуха не встречает в гортани никаких артикуляторных препятствий (фрикативный вариант), либо

    б) легкий кашлеобразный щелчок в гортани, который образуется кратким смыканием мышц гортани (взрывной вариант).

    Обе эти согласные фонемы (свободный выдох или легкий гортанный щелчок) в русской азбуке  и в латинском алфавите не имеют собственной буквы, на изменение смысла слов не влияют и при письме не записываются. Несмотря на отсутствие букв и на отсутствие словоразличительной роли, в русском языке эти звуки (легкий щелчок в гортани или свободный выдох) постоянно произносятся, их регистрируют речезаписывающие приборы и хорошо различают на слух маленькие дети, которые еще не знают, что взрослые «договорились» не обращать на эти звуки внимание.

    В европейской логопедии лишь губы и язык рассматриваются как артикуляционные органы, а гортань как артикулятор почему-то не берется в расчет, хотя в процессе речи гортань находится в постоянном движении, и именно в гортани поток выдыхаемого воздуха встречает свое первое препятствие. Поток воздуха может миновать это препятствие либо свободно, либо с короткой задержкой, образуя звук, похожий на откашливание. Звук этот однозначно имеет все согласные признаки и произносится куда более отчетливо, чем, например, русский звук Й, или английский W, или немецкий H. Все европейцы (и россияне в том числе) отчетливо и постоянно произносят этот кашлеобразный щелчок (▒АХ, ▒АКУЛА, ▒ОБЛАКО, ▒УХО, ▒ИСКРЫ, ▒ЭЛЬФ). Все маленькие дети прекрасно различают его на слух, однако с годами учебы перестают обращать на него внимание, подчиняясь негласному правилу взрослых «Нет буквы — значит нет и звука».

    В немецком языке и в языках Востока от взаимной замены этих двух фонем (гортанный щелчок или свободный выдох) зависит изменение смысла слова. В немецком справочнике Duden легкий щелчок в гортани (Knacklaut) обозначается большим вертикальным штрихом, а в арабском и еврейском алфавитах обе эти согласные фонемы  имеют самостоятельные буквы.

  • Слово ОН состоит из двух звуков О и НЪ.

    Два звука в данном случае образуют один ритмический слог.

  • Звук ЙЯ имеет согласную характеристику Й и гласную характеристику Я.

    В современной школьной программе фонемо-буквенного анализа принято рассматривать звук Я как сочетание фонем ЙА. Однако гласная характеристика Я относится к гласным фонемам заднего ряда и образует звук более плоский, чем гласная фонема переднего ряда А. Традиционное транскрибирование звука Я как сочетание ЙА ведет к сильному искажению звучания и является теоретической ошибкой. Возможны два истока этой теоретической ошибки:

    1) в латинском алфавите нет буквы, кроме А, которая была бы по звучанию более близка к Я, и потому в английской транскрипции русский звук Я пишется как YA;

    2) в российской фонетической теории доминирует представление московского говора, которому присуща подмена гласных заднего ряда гласными переднего ряда. Вместо ЙЯ москвичи действительно произносят ЙА, и это свое неправильное произношение они отражают в искаженной транскрипции. Мы можем согласиться с тем, что в разных регионах произношение звуков может различаться. Однако это не значит, что, подчиняясь особенностям столичного говора, нужно повсеместно подменять одну букву другой.

    Согласная фонема Й по современным правилам русского языка в данном случае при письме не обозначается. Весь звук записывается как Я.

  • Слово ЮЛА состоит из двух звуков ЙЮ и ЛА.

    Звук ЙЮ является йотированным, то есть характеризуется согласной фонемой Й, которая по современным правилам не записывается.

    Фонема Ю относится к гласным фонемам заднего ряда и при произнесении образует более плоский звук, чем звукУ.

  • Звук ЧЯ характеризуется гласной фонемой заднего ряда Я (более плоской, чем А), однако при письме по современным правилам русского языка записывается как ЧА.

  • Слово МАМА состоит из двух звуков МА МА, и не содержит в себе ни одного звука МЪ и ни одного звука А.

  • Слово СТОЛ состоит из трех звуков СЪ ТО ЛЪ, которые образуют при этом один ритмический слог.

  • Слово МАСКА состоит из трех звуков МА СЪ КА, и не содержит в себе ни одного звука МЪ и ни одного звука А.

  • Слово МЕСЯЦ состоит из трех звуков МЕ СЯ ЦЪ.

    Гласные фонемы Е и Я относятся к фонемам заднего ряда. Попытка современной фонетики транскрибировать данное слово как М'ЭС'АЦ сильно искажает произнесение устного слова и является явной теоретической ошибкой.

  • Слово ОДЕЯЛО состоит из четырех звуков О ДЕ ЙЯ ЛО, каждый из которых можно условно (условно, не реально!) разделить на согласную и гласную фонемы.

    Принятое в современной русской фонетике транскрибирование данного слова как ОД'ЭЙ'АЛО (или АД'ЭЙ'АЛА) искажает слово до неузнаваемости и является явной теоретической ошибкой.

  • Слово ТРАКТОР произносится многими российскими детьми, еще не умеющими читать, как ТЫРАКТР, и по этой причине не может быть ими разделено на ритмические слоги так, как этого желают от них учителя. Дети делят это слово на пять звуков ТЪ РА КЪ ТО РЪ или ТЫ РА КЪ ТЪ РЪ. Искажение при этом безударных гласных звучание слова почти не меняет и в русском языке на смысл слова не влияет.

    Заметим, что в некоторых языках мира, в отличие от русского, длина гласной фонемы (долгая или короткая гласная) может полностью менять смысл слова — это также затрудняет обучение чтению в этих языках, например в немецком и в английском.

    И еще заметим, что на Ближнем Востоке принято письмо совсем без гласных букв, и это никак не затрудняет понимание написанного. Длина гласных звуков в языках Ближнего Востока не играет словоразличительной роли, как и в славянских языках. Маленькие дети в России, которые еще не знают грамматических правил, придуманных взрослыми, и потому пропускают при письме гласные буквы -  они делают это не потому, что имеют плохой речевой слух, а потому что они интуитивно повторяют принципы восточной консонантной письменности.

  • Слово НОЧЬ состоит из двух звуков НО ЧЬ, каждый из которых имеет согласную и гласные характеристики. Мягкий знак является гласной характеристикой звука, обозначает его мягкость и при произнесении от звука неотделим, как и любая другая гласная фонема.

  • Слово НОЧКА состоит из трех звуков НО ЧЬ КА. По современным правилам русской грамматики мягкий знак в данном слове при письме не записывается.

Фонема Ч в русском языке по сговору людей всегда остается мягкой, независимо от того, написан ли мягкий знак. Однако, например, в белорусском языке буква Ч в слове НОЧКА произносится не как мягкое ЧЬ, а твердо, как ЧЪ. Без записи твердого или мягкого знаков люди вынуждены оговаривать произнесение звуков особыми грамматическими правилами.




Резюме:


Как мы видим, произнесение и написание многих слов в русском языке не совпадают. Обучение принципам чтения и обучение грамматическим правилам — это два совершенно разных процесса, причем механику чтения ребенок может усвоить быстро и легко, а учить грамматику очень долго. Однако школьные учителя в Европе требуют от ребенка, чтобы он понял грамматические правила и осознал абстрактные понятия еще до того, как научился читать и писать. Если начинающий читать и писать ребенок пишет слова с грамматическими ошибками, то учителя ищут методологические ошибки в обучении чтению, или объявляют о дефектности фонематического слуха ребенка. Так, если ребенок пишет то, что слышит, например КАРОВА или МАЛАКО, то в Белоруссии и на Украине за это детей хвалят, а в России ругают, хотя и там и там дети обладают равным слухом и равными умственными способностями. Грамматические же ошибки означают лишь то, что ребенка надо продолжать учить — уже не механике чтения, но принятой в данной стране грамматике.


Путаница в теоретических понятиях буква/фонема/звук/слог, которая присуща европейской фонетической теории, крайне отрицательно сказывается на процессе обучения детей чтению. Как мы показали выше, в современном фонемо-буквенном анализе не учтены два очень важных элемента - согласная фонема (гортанный щелчок или свободный выдох), которая характерна звукам  А О У Ы И Э, и гласная фонема Ъ, характерная для звуков  ГЪ КЪХЪ БЪ ПЪ МЪ  и т.п. Ориентируясь на свой слух, дети делят слова не на буквы, а на звуки (МА СЪ КА), и очень часто при письме путают или пропускают безударные гласные. В Израиле и в Арабских Эмиратах детей за это хвалят, а в Европе ругают, а заодно ругают и методику, по которой ребенок учился читать. Так, например, в России со стороны методических кабинетов уже многие годы подвергаются нападкам "Кубики Зайцева", в основу которых положен складовый принцип. Главная причина, из-за которой методисты критикуют методику Зайцева: "Обученные по Зайцеву дети считают МА неделимым звуком и не соглашаются с тем, что в слове МАСКА есть звук М" - дети правильно считают и правильно не соглашаются, но методистов и учителей такое мнение детей не устраивает, потому что оно противоречит мнению учебников.


Современные дети на Востоке, которых учителя не мучают разделением звуков на абстрактные фонемы, начинают обучение чтению в четырехлетнем возрасте и уже через месяц оказываются способны читать разнообразные тексты.

В Западной Европе, где психологи и педагоги берегут здоровую психику ребенка от сложных абстракций, обучение чтению начинается категорически не ранее 6-7 лет, и вплоть до третьего класса многие школьники с трудом складывают буквы в слоги, причем учителя считают это совершенно нормальным явлением и совсем не требуют от детей высоких результатов.

В Восточной Европе с недавнего времени вошло в моду так называемое «раннее обучение», при котором полутора-двухлетним малышам предлагается самая несоответствующая их психике деятельность. Эта деятельность в первые два-три года обучения не дает никаких результатов, кроме бессмысленного знания букв и приобретения многочисленных дидактоневрозов. В силу слаборазвитой ритмичности, а также по причине незрелости нейронных связей между полушариями мозга, понимать смысл прочитанного текста дети младше четырех лет в подавляющем большинстве не могут, даже если они обучаются чтению по звуковому (складовому) принципу.


Трудности в обучении чтению испытывают практически все европейские дети без исключения. Некоторые дети при этом оказываются способны относительно быстро понять запутанную логику взрослых. Но у довольно большой части детей появляется стойкая неспособность читать, так называемая легастения. По официальной статистике, в России легастеников насчитывается 3% от общего числа всех детей, в Германии 6%, в Англии, во Франции и в Америке — свыше 8%, то есть практически каждый двенадцатый ребенок.

В Японии, где каждый письменный знак обозначает не фонему, а звук, легастении нет совсем. Более того, после быстрого овладения родной письменностью японские дети очень легко понимают условную природу европейских букв, и столь же легко и быстро овладевают английской письменностью. В отличие от британцев и американцев, японцы пишут по-английски исключительно грамотно.

В Израиле легастения встречается лишь в тех случаях, когда обучение чтению в иммигрантских семьях начинается не с иврита, а с русского или с английского языка по правилам фонемо-буквенного анализа.




В России на сегодняшний день существуют несколько методик обучения чтению по звуковому (складовому) принципу.

Одна из этих методик — получившие с 90 гг. широкую популярность «Кубики Зайцева».

Две другие методики - «Ребус-метод» и «Звуковой метод», впервые официально изданные в ноябре 2009 года Издательством Штернберг - вы можете найти на этом сайте.


Постскриптум:

Чтение есть процесс перекодирования графических знаков (букв, пиктограмм, иероглифов) в устные речевые единицы (звуки, слова, фразы). Таким образом слогово-пиктографическое чтение так же является чтением, как и чтение фонемо-буквенное.

При обучении детей чтению с помощью Ребус-метода мы не предлагали детям никаких теоретических понятий. Мы просто показывали детям графические знаки, и называли их звучание. При этом мы не делили неделимые звуки (МА, МУ, МЯ, МЮ) на составляющие их буквы/фонемы (М, А, У, Я, Ю). Мы не объясняли разницу между звуками, буквами и слогами. Мы не говорили о гласных и о согласных. Мы не классифицировали согласные как твердые или мягкие, как звонкие или глухие. Все эти условные понятия и обобщения ни в коей мере не помогают ребенку ни запомнить букв, ни понять механику чтения. Мы исходили из того, что в некоторых странах люди вообще не делят звуки на гласные и согласные, на мягкие и твердые, однако читать научаются, причем быстрее и лучше чем в Европе.

На этот довод многие школьные учителя возражают: «Но мы же в России! У нас ведь особый язык, с особыми правилами, и эти правила ребенок обязан знать!»

Да, правила ребенок должен когда-нибудь узнать. Однако никто, обучая ребенка ходить, не объясняет ему законов равновесия и гравитации. Никто, обучая младенца говорить, не берется объяснять ему правила о глаголах и существительных, о приставках и суффиксах, о склонениях и спряжениях. Ребенок сначала должен овладеть устной речью в полной мере на практике, чтобы затем (может быть, когда-нибудь) начать теоретизировать. Точно так же ребенок сначала должен овладеть речью письменной, и лишь потом вдаваться в теоретическую классификацию.

Кроме того, фонетика как наука не имеет права ограничиваться в своей теории рамками какого-то отдельно взятого языка. Не может существовать двух разных биологий для вишен и для яблок, двух разных химий для водорода и для меди, двух разных фонетик для языка японского и для языка русского. Фонемы в языках могут быть разными, а наука обязана быть одна.